ЖИВОПИСНЫЕ ИСТОРИИ - 2

история 39(91)

 

 

 

 

Абрам

 

 

 

Судьба уготовила ему нелегкое детство, но одарила при этом страстью к рисованию.

История про Абрама Ефимовича Архипова (1862-1930).

 

 


 Сын крестьянина-бедняка, он стал одним из крупнейших живописцев. Не сохранились самые первые работы Архипова. Но мир детства, воспоминания о людях и событиях тех лет навсегда остались в душе художника. До последних дней они питали его творчество.
 

Мальчишка сидел на корточках у обочины дороги и рисовал. Твердая веточка легко оставляла темные линии на сырой от недавнего дождя земле. Постепенно проступали очертания елового леса, тощей лошаденки и маленькой фигуры, идущей за бороной. Отец мальчика, Ефим Никитович Архипов, рослый, крепкий мужик с добрым, покрытым ранними морщинами лицом, разложил на земле тряпицу с ломтями хлеба, поставил кувшин с молоком и окликнул сына:
 

- Абрам, подкрепись, да за работу пора.
 

Еще минуту мальчик водил палочкой по земле, потом встал, по-деловому осмотрел свое творение, вздохнул и подошел к отцу.
 

- Не получается?

- Получается, но не так.

 

Они замолчали. Отец привык к тому, что младший его чуть не с трех лет рисует "везде, всегда, всюду, где только можно". Абрам, которому и десяти не было, глядел на дальний лес, стараясь понять, почему ели на его рисунке вроде и похожи на настоящие, но неживые какие-то.

 

Утомителен, долог крестьянский день. Работали с утра до ночи, а достатка не было. Жили грязно, бедно, ели бедно. Тесна старая изба-развалюха. Летом-то еще ничего: дети целый день на лугу или в лесу, на полевых работах, сенокосе, пастбище. А вот зимой все в избе толкутся - и коз, и телят от холода держат. При лучине мать садится за прялку. Дым ест глаза, воздух удушлив. Ребята плачут, не могут заснуть. Но вспомнит Абрам, что зима позади, что наступили длинные светлые дни, и веселее становится на душе. Вернувшись с поля, можно посидеть в любимом месте - на чердаке с окошком, порисовать, помечтать. Рука с угольком быстро наносит на доску все, что из окошка видно: дед у колодца возится, играют мальчишки. Только доски неровные, с занозами. То ли дело, когда отец с базара тетрадку привезет да огрызок карандаша сыщется. Тогда до темноты Абрама не дозовешься. "Все лучше, чем по улице бегать", - говорит тихая, вечно усталая мать.

 

Старательный у нее сын, упорный. По многу раз одно и то же зарисовывает, чтобы полного сходства добиться. Рисунки свои показывать не любит. Если считает их неудачными - уничтожает. Хорошие бы карандаши ему, разноцветные, или краски да кисти и бумаги вдоволь! Но не было в том далеком детстве у будущего знаменитого художника Абрама Ефимовича Архипова, сына крепостного из деревни Егорово Рязанской губернии, красок и карандашей. Ничего не было, кроме страстного желания рисовать.
 

А когда не можешь не рисовать, любой материал пригоден, любая поверхность. Правда, двери старенького сарая пачкать углем мальчик не решается, зато кусок затвердевшей глины годится. Так возникает один из первых больших рисунков Абрама, которым он и сам доволен, - огромный профиль, названный "Ермилом Кузьмичом". Почему так назвал, и сам потом не мог вспомнить: то ли жил в деревне такой мужик, то ли в книжке это имя встретилось. Нечасто попадались ему книги или журналы с картинками, зато прочитывал их мальчик с жадностью.
 

Грамоте Абрам Архипов начал обучаться у тетки Пелагеи да у пономаря. А когда в соседнем селе школа открылась, стал туда ходить. Четыре правила арифметики, грамматика, первые сведения из географии и истории - немного знаний мог он получить в сельской школе. Урок же рисования и вовсе за урок не считали - каждый занимался, чем хотел. Только Архипов сидел за своей партой и, не обращая внимания на шум и беготню, рисовал, рисовал. Фантазия его разыгрывалась, одна тема сменялась другой. Однажды на листе бумаги появился под рукой Абрама великолепный черт - хитрый, красивый, страшный. Случайно взглянув на рисунок, мальчишки замерли, потом загалдели, окружили юного художника. И, пошумев, торжественно понесли "черта" учителю. Посмотрев на рисунок, потом внимательно на белокурого художника, учитель произнес:
 

- Ты, Архипов, садись-ка за мой стол рисовать, чтоб тебе никто не мешал. Тебе бы по-настоящему заняться рисованием.
 

С тех пор на уроках рисования Архипов сидел за учительским столом.
 

Отец, услышав о способностях своего младшего, отправил старшего сына в город за дешевыми красками. Сам же купил на ярмарке несколько красивых лубочных картинок.
 

Удивительные дни настали для Абрама. Впервые взявшись за краски, все свободное время перерисовывал и раскрашивал он лубки. Этот лубочный праздник ошеломил мальчика, захватил целиком. Мужички и деревенские бабы смотрелись на его картинках нарядными, яркими. Кому синюю рубаху "наденет", кому веселый красный сарафан с цветочками. Сколько нарисовал лубков - не пересчитать! И кому только не дарил на деревне! "Все они были так хороши, что теперь, если можно было, собрал бы их", - говорил потом Абрам Ефимович.
 

Шло время. Мальчишка справлял нелегкую крестьянскую работу, бегал в школу. Когда ему было тринадцать лет, в село, где находилась школа, приехала из Москвы артель иконописцев. Впервые Абрам увидел настоящее искусство. Эти иконописцы вряд ли были большими художниками, но занимались живописью давно, профессионально. Им были ведомы некие тайны ремесла, о которых Абрам Архипов не имел никакого понятия. Завороженный мальчик не отрываясь смотрел, как готовили грунт, как смешивали краски и ловко, со знанием дела наносили их тонкими кистями.
 

В один из тех дней обратился к Абраму самый молодой и веселый артельщик:
 

- Нравится?

- Очень, - выдохнул Абрам.

- Сам рисуешь? Ну-ка принеси свои работы.
 

Молодой иконописец Зайков, оказавшийся вольнослушателем Московского училища живописи, ваяния и зодчества, внимательно рассматривал работы Архипова.
 

- Славно! Выйдет из тебя толк, - похвалил он.

- Пора бы серьезно заняться. Я поговорю с твоим отцом. Коли согласится, сам тебя в училище подготовлю. В Москву приедешь - можешь у меня жить.
 

Отец возражать не стал.
 

В августе 1876 года исполнилось Абраму Архипову 14 лет. Отвез отец сына в Москву, и Зайков стал готовить мальчика к вступительным экзаменам. Через год Архипов сдал экзамены, обратив на себя внимание преподавателей, и вступил полноправным учеником в святилище искусств.
 

Глубоко запавшие в душу художника впечатления детских лет навсегда обозначили главную тему его творчества - крестьянскую жизнь. Абрам Ефимович Архипов не выбирал для своих полотен острых конфликтных ситуаций или многофигурных сцен эпического звучания. Архипова больше привлекали скромные обыденные сюжеты.
 

 

А.Архипов. Крестьянская девушка. Масло. 1880-е гг.

 

 

Оставаясь всегда последовательным реалистом, Абрам Ефимович постоянно совершенствовал свое мастерство. И до конца дней своих оставался ищущим художником.

 

Даже когда пришла к нему известность, когда уже был созданы шедевры "По реке Оке", "Обратный", "Прачки", замечательная галерея образов русских крестьянок, когда одним из первых в 1927 году получил Архипов звание народного художника, он и тогда продолжал неустанно работать с прежней взыскательностью к себе, постигая в творениях мировых мастеров все новые тайны искусства.
 

 

А. Архипов. Прачки. Масло. Конец 1890-х гг.

 

 

В альбом, посвященный памяти этого мастера, художник Митрофан Греков написал: "Как свежи, как молоды его работы, в чем секрет? Не в том ли, что он до последних дней учился, изучал, зрелый мастер, как ученик, штудируя, разгадывая природу..."
 

А начиналось все с уголька, палочки, куска глины и страстной любви к рисованию...

 


А.Архипов. Обратный. Масло. 1896.

 

 

 

Технология 52-го кадра. Живописные истории - каждую субботу - 52 раза в году. Занимательное субботнее чтение для всей семьи с картинками и роялем в кустах.

©Vadim M.Kavko Живописные истории www.teri-shop.narod.ru

- ГЛАВНАЯ - ЭКСКУРСИЯ - БОНУС - ГАРАНТИИ - ГАЛЕРЕЯ ССЫЛОК - ГОРОСКОП - РАКУРС -

Рейтинг@Mail.ru

Hosted by uCoz