ЖИВОПИСНЫЕ ИСТОРИИ - 2

история 24(76)

 

 

 

 

ИПА

 


 

Русское искусство издавна славится высоким мастерством портретной живописи. И хотя начало русской школе портрета было положено в XVII веке, только через сто лет понимание ценности и достоинства человеческой личности позволило ей приобрести многогранность и глубину. Уже тогда русские мастера создавали шедевры, которые вошли в сокровищницу мирового искусства. И в этом немалая заслуга Ивана Петровича Аргунова - крепостного художника графов Шереметевых.

 

Его творческая деятельность началась па рубеже 1740-1750 годов, когда складывалась реалистическая школа портрета. Аргунов прошел долгий творческий путь от декоративного изящного стиля рококо до живописи глубоко самобытной, исполненной веры в достоинство человека.
 

Талант Аргунова был признан не только его хозяином П. Б. Шереметевым, предпочитавшим заезжим иностранцам "своего живописца". Портрет Екатерины II, по собственному выражению Аргунова, написанный им "наизусть", получил одобрение самой императрицы. Она говорила, что "в работе и идея хороша, также и в лице сходство есть", и выразила желание позировать художнику.
 

Как признание молодого живописца можно расценить и тот факт, что по специальному указу Елизаветы Петровны трех мальчиков из придворного хора, "спавших с голоса", - Лосенко, Саблукова и Головачевского - отправили учиться живописи именно К Аргунову. Все же подневольное существование крепостного не могло не сказаться на его творчестве: жизнь и время художника принадлежали барину, распоряжавшемуся им по своему усмотрению. Хозяйственные заботы по украшению, а затем обязанности управляющего петербургскими домами Шереметевых отнимали большую часть времени мастера. Поэтому Аргунов написал почти за 50 лет работы не более 50 портретов.
 

И.П.Аргунов родился в 1729 году. Его детство прошло в семье крепостных князя Черкасского, но в 1743 году Аргуновы перешли в собственность графа Шереметева. Семья Аргуновых была богата талантами. Она принадлежала к лучшей части крепостной интеллигенции - этого своеобразного явления культурной жизни России XVIII века. Двоюродными братьями художника были архитектор Ф.С.Аргунов строитель подмосковной усадьбы "Кусково", и Ф.Л.Аргунов - живописец, ученик Андрея Матвеева.
 

Позднее и дети самого Ивана Аргунова достойно продолжили дело, начатое предками: Павел Иванович - ученик Баженова - прославился как архитектор, строитель Останкинского дворца; Николай Иванович, живописец, известен портретами крепостной актрисы Параши Жемчуговой.
 

Иван Аргунов рано осиротел и воспитывался в доме С. М. Аргунова, управителя "миллионного дома" своего хозяина. Дядя был человеком образованным, чутким и энергичным. Видимо, от него Шереметев узнал о таланте мальчика. Граф решил сделать его своим «домовым» живописцем и отдал в ученики к Г.-Х.Грооту, модному портретисту-иностранцу, работавшему при дворе Елизаветы Петровны. Вместе с Гроотом Аргунов принимал участие в украшении иконами церкви Царскосельского дворца. В этот начальный период он вполне усвоил мастерство декоративной живописи, которым столь блестяще владел Гроот: хорошую школу рисования, изысканность цветовых сочетаний, изящество и тщательность в отделке картины.

 

Среди его ранних работ - "Умирающая Клеопатра". Она, по-видимому, написана под впечатлением картин западноевропейских художников на популярный тогда сюжет. Прозрачно-серебристая, с переливами, нежная гамма цвета передает красоту тела, каштановых волос, убранных жемчугом и золотой диадемой, розовый румянец на щеках.
 

В том же 1750 году Аргунов испробовал свои силы в портрете, написав князя И.И.Лобанова-Ростовского, а через четыре года его жену, урожденную княжну Куракину. Словно боясь отступить от науки, в первых опытах Аргунов целиком следует западным образцам, что делает его портреты чуть жестковатыми. Только в выражении глаз появляется новое - теплота, свойственная Аргунову.
 

В конце 1750-х годов талант художника набирает настоящую силу. Эти годы совпадают с активным ростом духовной и культурной жизни страны: открытием Петербургского университета (1755), Академии трех знатнейших художеств (1757), а позднее - с распространением в России идей просветительства. Воспитание как средство устранения общественного зла, признание в человеке не знатности, а его личных качеств - ума, честности, способности трудиться - волнуют русскую общественную мысль, становятся главными темами в литературе. Поэтому и в живописи небольшой интимный портрет, который давал возможность приблизиться к внутреннему миру человека, приобретает все большее значение по сравнению с портретом парадным.
 

Новые веяния не могли пройти мимо Аргунова. Интимные портреты стали вершиной его искусства. Именно в них более всего могли выразиться лучшие качества Аргунова - правдивость, душевность и поэтичность.
 

Этими чертами уже в полной мере обладают парные портреты четы Хрипуновых: переводчика и секретаря Коллегии иностранных дел К.А.Хрипунова и его супруги. Оба портрета поясные, небольшие по размеру. Изображают они небогатых, скромно одетых людей. Мужчина держит в руке газету, женщина - раскрытую книгу. Лицо Хрипунова массивно и красно, однако при всей грубоватости внешних черт оно привлекает умным выражением глаз, доброй полуулыбкой. Его жена, немолодая, но еще красивая женщина, покоряет обаянием. Оторвав взгляд от книги, она смотрит прямо на зрителя, в ее лице - спокойствие и ясность. Сдержанность колорита и естественность композиции концентрируют внимание на духовной жизни героев, на их интеллекте. Так Аргунов открывает новые возможности портретной живописи, которые с такой полнотой проявились спустя двадцать лет в искусстве Ф. Рокотова - замечательного русского портретиста.

 

Во второй половине XVIII века составлялись дворянские родословные книги. И потому особенно возросла мода на семейные портретные галереи. Галереи предков графов Шереметевых имелись в их резиденциях - в Петербурге, Москве, подмосковных и других имениях. В качестве "собственного графского живописца" Аргунов много трудился над созданием таких галерей. "Ретроспективные" портреты, которые изображали умерших лиц по материалам старых портретов, составляют значительную часть наследия художника. Аргунов часто писал отца своего барина - Бориса Петровича Шереметева, полководца петровского времени, и верхом на коне, и поколенно, в латах, с лентой и звездой ордена Андрея-Первозванного. Первый вариант портрета фельдмаршала Шереметева был создан в 1753 году. Он невелик по размеру и представляет собой вольную копию прижизненного конного портрета, написанного в 1710 году в честь взятия Шереметевым города Риги.
 

Нельзя сказать, что подобные работы принадлежат к числу лучших у Аргунова. Вынужденный копировать, он творчески переосмыслил служивший источником впечатлений оригинал и придал своей работе большее изящество движения и живописность. Позднее он повторил этот портрет, но уже в другом размере.
 

В 1760-е годы Аргунов создает серию портретов семьи П. Б. Шереметева. Мастерство художника в этих полотнах достигло зрелости. До подлинной виртуозности выросло искусство писать бархат, шелка, шитье и кружево. Изображая барина, мастер несколько льстил ему, представив его моложе и эффектнее, чем он мог быть в эти годы, хотя и сохранил его врожденный недостаток - "косинку" глаз. Холеное, довольное лицо Шереметева написано тщательно и гладко, столь же безукоризненно проработаны мельчайшие детали его туалета. Композиция исполнена движения: модель как бы проходит мимо зрителя, заложив левую руку в карман камзола, а правую в карман панталон. Элемент динамики ощущается и в многоцветном колорите портрета, где присутствуют золотисто-палевые, синие, красные и серебристые тона. Все это создает образ эффектный и привлекательный, но лишенный особого душевного тепла.
 

 

 

И.Аргунов. Портрет В.П.Шереметьевой. Масло. 1766.

 

 

 

Настоящее очарование вызывает портрет шестнадцатилетней дочери Шереметева Варвары Петровны. Благодаря чуткости Аргунова и его мягкой живописной манере с тончайшими переходами цвета живописцу удалось выразить на холсте неуловимое обаяние того возраста, когда девочка превращается из ребенка во взрослого человека. Ее образ, удивительно живой, светится красотой юности. Большие черные глаза смотрят по-детски доверчиво; трогателен не оформившийся еще, припухлый овал лица. Девичья непосредственность в сочетании с костюмом и осанкой дамы составляет неповторимую прелесть образа.
 

К этой группе произведений близок портрет калмычки Аннушки. Он был написан после смерти В. А. Шереметевой - граф хотел прославить благотворительность своей жены, любимой воспитанницей которой была девочка. Аннушка, одетая в нарядное красное платье с кружевами и белый чепец с голубыми лентами, держит в руках гравированный портрет "благодетельницы". В лице калмычки превосходно передан национальный характер, но привлекла художника в нем не экзотика, а обаяние возраста. Признательная и почтительная поза рассказывает о зависимости от Шереметевых. Милое детское личико, наивная доверчивость невольно вызывают симпатию. Живописец стремился в этом юном и чистом образе утвердить право человека на уважение и достоинство вне зависимости от социального положения. Светлый и звучный колорит портрета соответствует живому характеру девочки и сообщает картине жизнеутверждающую силу.
 

 

И.Аргунов. Портрет калмычки Аннушки. Масло. 1767.

 

 

 

В 70-е годы Аргунов писал мало. Но последний период его творчества - 80-е годы - принес замечательные плоды: лучшим из них оказался портрет "Неизвестной в русском костюме". Мы не знаем ее имени. Возможно, она была кормилицей или горничной в барском доме и потому должна была носить праздничный крестьянский костюм. Ее лицо - простое, с ясным, спокойным взглядом и легкой полуулыбкой, поза естественна. Но в этой простоте особая прирожденная красота русской женщины; она не только во внешности, но и в ясной гармонии духовного мира, чистоте, целомудрии. Свой неприхотливый крестьянский наряд - расшитый золотой мишурой кокошник, красный, сарафан и простые красные бусы - она носит со скромностью и достоинством. Художник с искренней симпатией и уважением изобразил эту крестьянку. Строгую лепку лица, головы, фигуры, четкий рисунок, чистоту цвета, свойственную живописи классицизма, Аргунов использует для выражения душевной цельности. Идеи эпохи, утверждавшие достоинство человека вне всяких сословий, нашли в картине свое воплощение.
 

Этому произведению близки по времени парные портреты Ветошниковых - главного архитектора Адмиралтейства М.Н.Ветошникова - воспитанника Академии художеств из "купеческих детей" - и его жены. Оба портрета отличаются большой сдержанностью как в колорите, так и в общем построении образа. Взамен мажорной настроенности портретов 60-х годов Аргунов стремится теперь к сдержанной скромности. Неброские коричневые и серо-лиловые, с проблесками серебристости краски звучат успокоенно, мелодично. Остановившиеся на губах улыбки, ласковые, как бы сияющие глаза излучают доброжелательность. Здесь нет эффектности и блеска в изображении второстепенных предметов, словно вся внешняя красота жизни перестала интересовать живописца. Теперь умудренный годами и жизненным опытом Аргунов доносит до зрителя истинную ценность бытия портретируемого человека, богатство его души, честного, искреннего сердца.
 

Иван Петрович Аргунов умер в начале 1802 года в возрасте 73 лет. Последнее десятилетие он не брал в руки кисть. Новый хозяин, Н. П. Шереметев, высоко ценя его опыт и хозяйственные способности, перевел живописца из Петербурга в Москву, определив смотреть за строительством своих домов и дворца в Останкине.

 

 Крепостной художник Аргунов не мог иметь широкого круга заказчиков и столь широкой сферы деятельности, как другие выдающиеся мастера. Но его талант и лучшие из созданных им портретов могут быть поставлены в один ряд с работами прославленных портретистов XVIII-XIX веков - Рокотова, Левицкого, Боровиковского. Вклад Аргунова в сокровищницу отечественного изобразительного искусства значителен, а своеобразие его таланта помогает глубже понять и по достоинству оценить широту, многообразие русской школы портретной живописи.

 

Аргунов был талантливым человеком во многом. Но только живопись позволяет судить о его человеческих качествах. Тем большее желание возникает у нас увидеть внешний облик художника.
 

 

 

И.П.Аргунов (1729-1802) Автопортрет. Масло. Конец 1750-х гг.

 

 

 

 Овальный "Портрет неизвестного" из Русского музея после тщательного изучения был признан автопортретом Аргунова. На нем изображен еще молодой, полный сил человек в коротком пудреном парике и живописной одежде. В правой руке он держит предмет, который прежде принимали за инструмент скульптора. Однако он похож и на кисть - с плотной щетиной на конце, с черной краской. Так как в XVIII веке художники сами делали кисти, то ее изогнутый черенок мог быть специально приспособлен художником по руке. Рядом на столе лежат карандаш, "медное рисовальное перо" - рейсфедер - и два циркуля. Они расположены так, что образуют монограмму из букв "ИПА" - Иван Петрович Аргунов.

 

 

 

 

Технология 52-го кадра. Живописные истории - каждую субботу - 52 раза в году. Занимательное субботнее чтение для всей семьи с картинками и роялем в кустах.

 

- ГЛАВНАЯ - ЭКСКУРСИЯ - БОНУС - ГАРАНТИИ - ГАЛЕРЕЯ ССЫЛОК - ГОРОСКОП - РАКУРС -

Рейтинг@Mail.ru

Hosted by uCoz