ЖИВОПИСНЫЕ ИСТОРИИ

история сорок первая

выпуск  44

 

Язык

 

На всех словах - события печать.

Они дались не даром человеку.

Читаю: "Век... От века... Вековать...

Век доживать... Бог сыну не дал веку...

Век заедать... Век заживать чужой..."

В словах звучат укор и гнев и совесть.

Нет, не словарь лежит передо мной,

А древняя рассыпанная повесть.

С.Я.Маршак

Псковацане - те зе англицане,

только у них нареция другая...

Псковская народная мудрость

 

 

Русь получила славянскую письменность вместе с церковными книгами и всей христианской культурой из Болгарии. Это были религиозные тексты. Западным славянам, полякам и чехам был навязан в качестве церковного языка латинский, совершенно чужой им. Древнеболгарский же был очень близок русскому. Древнеболгарские заимствования поэтому были для русского человека не чужими словами, а только иными формами и новыми значениями слов наряду с русскими. В этих новых значениях русский язык нуждался, так как собственных еще не имел. Поэтому они очень обогатили русский язык, нисколько не загромождая его.

 

Сравните, например, такие параллельные русские и болгарские формы:

 

волость - власть;

веред (нарыв) - вред;

солод - сладкий;

оболочка - облачение;

середина - среда;

сторона, сторонний - страна, странный;

горожанин - гражданин;

чужой - чуждый;

порох, порошок, пороша - прах;

розница, рознь - разница;

 

Болгарские формы имеют более отвлеченный, переносный и "возвышенный" смысл.

 

Такие же параллельные ряды составили отглагольные прилагательные. Заимствованные из древнеболгарской формы горящий, плачущий, живущий приняли на себя функцию причастий, русские же - плакучий, горючий, живучий остались особого рода прилагательными, а также деепричастиями: плакучи, живучи... Подобные болгарские формы настолько подошли к русскому, что они развивались уже самостоятельно дальше на Руси, так что создался особый "славяно-русский" язык, уже отличный от древнего и современного болгарского.

 

Большое применение до сих пор находят себе такие болгарские суффиксы, как:

-ство, -ствие, -изна, -ние, -тель

 

Например:

бедствие, отсутствие, художество, излишество, дешевизна, левизна, воспоминание, искатель...

 

Отсюда и прилагательные:

искательный, взыскательный, впечатлительный.

 

Даже в живой народной речи болгарские формы получили новое применение, например, такие "знакомые" прилагательные, как большущий, злющий, завидущий, пропащий.

 

Наконец, через болгарский мы получили из греческого образцы таких сложных слов, как самодержавие, белокаменный, милосердие, всеобъемлющий.

 

Славянизмы обогатили русский поэтический язык. Можно сказать "перст провидения", но "палец" было бы тут комично. В стихе "Медленно влекутся дни мои" нельзя поставить "волочатся". На этой различной окраске славянских и русских форм Ломоносов построил свою теорию высокого, среднего и низкого стиля.

 

Желая придать возвышенный стиль языку и образам, Пушкин в стихотворении "Пророк" употребляет больше славянских слов, чем русских:

 

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился,

И шестикрылый серафим

На перепутье мне явился;

Перстами легкими как сон

Моих зениц коснулся он:

Отверзлись вещие зеницы,

Как у испуганной орлицы.

...И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет,

...И дольней розы прозябанье,

...И празднословный и лукавый,

...И угль, пылающий огнем,

Во грудь отверстую водвигнул.

Восстань, пророк, и виждь, и внемли...

 

(Курсивом даны славянские слова)

 

Таким образом, древнеболгарский слой в русском языке живет до сих пор. Его нельзя назвать заимствованным, это скорее слияние болгарской струи с потоком русского языка.

Мы мыслим преимущественно с помощью слов, и само сознание наше строится средствами языка. Наши чувства и мысли являются нам благодаря этому в формах мыслей и чувств той среды, которая нас воспитала, общества, в котором мы живем. Тургенев большую часть жизни прожил во Франции. Но он писал свои произведения по-русски и с негодованием возражал на замечания, будто он даже сочиняет по-французски: "Я могу творить только на русском языке". Язык - один из основных, характерных признаков народности. Это как бы самая ткань национальности, вторая, внутренняя родина, лоно души, в которой рождаются, вскармливаются и образуются наше сознание и наша личность.

 

Поэты-футуристы пытались составлять слова заново - из старых корней или даже прямо из отдельных звуков речи...

 

Поэзия оперирует не только понятиями и воспринимается, конечно, не только умом, а "сердцем" и вызывает множество представлений, ассоциаций и воспоминаний, благодаря которым слово находит в нас живой, глубокий, полнозвучный отклик.

 

Французское бонер или немецкое глюк более или менее соответствуют по значению русскому слову "счастье", но для нас они не обладают и в малой степени той полноценностью и полнозначностью, не имеют того глубокого умственного и чувственного фона или ореола, которым обладает "счастье": в этом слове - сияние, пение, сладость - неуловимые, но властные следы пережитых счастливых минут.

 

В одном из рассказов кто-то, узнав, что "птица" по-немецки фогель, говорит с негодованием: - Тьфу! Разве это подходящее слово? В нем свиста нет. То ли дело наше "птица" - крылья растут, лететь хочется!

Для немца, конечно, наоборот наше "птица" будет казаться невыразительным, ничего не говорящим сердцу словом.

 

Отношение русского человека, и славянина вообще, к родному языку, пожалуй, отличается особенной полнотой и силой чувств. Славянские языки сохранили до сих пор большую отчетливость в строении слов и прозрачность их первоначальных значений. Это делает русский язык ближе и глубже понятным. Недаром в основе славянских письменных имен лежит слово: словене, словины, словаки, словинцы, а язык у славян значило также и "народ".

Еще в "Памятнике" Пушкина это слово имеет значение "народности".

 

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык.

И гордый внук славян, и финн, и ныне дикий

Тунгус, и друг степей калмык.

 

Вряд ли не сказалась на русском языке и существенная особенность нашей исторической судьбы. Почти все европейские народы меняли родину, так как были пришельцами (завоевателями).  Во всех европейских странах менялись - иной раз очень резко - как народность, так и язык. Во Франции и Англии это произошло трижды, в Испании четырежды.

 

Русь была исконной нашей родиной и не подвергалась завоеванию. Русская земля, русский народ, русский язык  на всем протяжении истории сохраняли коренное и неразрывное единство. Это создает в русском человеке неотъемлемую патриотическую преданность родному языку.

 

 

В виде иллюстрации - этюд из прошлогоднего путешествия
в мой любимый Псков

 

Псковские этюды.

 

©Vadim M.Kavko Живописные истории www.teri-shop.narod.ru

 

Технология 52-го кадра. Живописные истории - каждую субботу - 52 раза в году. Занимательное субботнее чтение для всей семьи с картинками и роялем в кустах.

 

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

Hosted by uCoz