ЖИВОПИСНЫЕ ИСТОРИИ

история двадцать девятая

выпуск  32

 

 

 

 

 

Синдром

История с рецептами

 

 

Ах, сегодня так весело россам,

Самогонного спирта - река.

Гармонист с провалившимся носом

Им про Волгу поет и Чека.

                       

                        С.Есенин. 1923 г.

 

 

Классики марксизма - ленинизма тоже любили выпить. Особенно в годы своей непролетарской юности и на различных мероприятиях коммунистов. Ничто человеческое не было им чуждо. Даже наоборот. Главное, что не спились.

А если бы, к примеру, спились, то тогда ни одному строителю новой жизни не стали бы известными истинные нормы марксистского потребления спиртного. В таком невиданном случае, кто знает, у пролетариата России, возможно, появились бы внутренние осложнения. У него, у пролетариата, возможно, даже не хватило бы субъективных факторов и не созрели бы преждевременно объективные предпосылки.

Переворот задержался бы.

Или еще что-нибудь стряслось.

Однако, насколько известно, эта чрезмерно горькая чаша миновала основной класс.

 

...По отношению к алкоголю классики, можно сказать, проявили большое понимание.

 

Наиболее глубокое понимание было у Фридриха Энгельса. Когда Фридрих отбросил свой первоначальный замысел относительно того, чтобы самокритично застрелиться по романтическим причинам, в его жизнь вошла откровенная любовь к хорошим винам. Август Бебель в этой связи подчеркивает, что "у Энгельса был изрядный запас вин, и он чувствовал удовлетворение, когда гости умели их оценить". Особое удовлетворение он мог почувствовать во время участия в народном движении в Пфальце. Столь самоотверженных ценителей вин, как в Пфальце, он, вероятно, никогда ранее не встречал. Своими впечатлениями Энгельс поделился на страницах "Нойе Рейнише Цайтунг" в 1850 году:

 

"Первым революционным актом народа Пфальца было восстановление свободы кабаков: весь Пфальц стал одним-единственным большим кабаком, и в эти шесть недель количество уничтоженных спиртных напитков "во имя народа Пфальца" не поддается никаким подсчетам... Население единодушно увлекалось вином и даже самых реакционных филистеров и крестьян охватило это общее торжество..."

 

Будучи довольно веселым капиталистом, Энгельс помогал Марксу написать его "Капитал". Известная часть материальной поддержки предоставлялась именно в виде бутылок вина, ибо Маркс считал, что вино - лучшее средство для того, чтобы избавиться от фурункулов, а фурункул, который находился, так сказать, несколько ниже пояса, мешал ему работать сидя  над созданием библии пролетариата. Вообще "Капитал" доставлял обоим классикам муки немалого масштаба. Один мучился, когда писал, другой, главным образом, ожидая окончания "окаянной книги". В этой связи они заключили пари, Маркс в срок не уложился  и проиграл, по меньшей мере, известную истории дюжину бутылок.

 

...Вот письмо Энгельса Марксу от 7 августа 1865 года. Чаша терпения Энгельса к тому времени уже наполнилась до краев. "В тот день, - писал классик, - когда рукопись будет отослана, я напьюсь самым немилосердным образом, отложу это только в том случае, если ты приедешь сюда на следующий день, и мы сможем проделать это вместе".

Хорошо, что Маркс с Энгельсом писали "Капитал" не чаще, чем это требовалось. Иначе окончательно подорвали бы здоровье...

 

В.И.Ульянов, понятно, пил меньше, чем все остальные классики марксизма, и был в известной степени прав. В ссылке в Шушенском он, например, как следует закусывал. Н.К.Крупская пишет: "Правда, обед и ужин был простоват - одну неделю для Владимира Ильича убивали барана, которым кормили его изо дня в день, пока всего не съест; как съест - покупали на неделю мясо..."

 

Мемуарная литература свидетельствует, что в начале века для Ленина наступает "пивной период". На V съезде РСДРП в Лондоне в 1907 году для всей его компании была организована "доставка бутербродов и пива целыми корзинами в здание церкви, где проходили заседания съезда".

 

Достойно внимания, что из всех доступных сортов пива вождь пролетариата более всего ценил жигулевское. Следует отметить, что остальные профессиональные революционеры, по интересной градации, введенной Лениным, пиво пили в среднем на уровне от рядового сапожника до доцента. Особо выделялся лишь известный большевик А.Попов (А.Скляренко). "Попову присуща удивительная способность быстро и безошибочно находить чистый и спокойный кабачок с прекрасным жигулевским пивом, за что Владимир Ильич вскоре присвоил ему почетное звание "доктора питья пива".

 

Из воспоминаний Троцкого:

"В 1919 году я случайно узнал, что в кооперативе Совнаркома есть кавказское вино, и предложил его изъять, ибо торговля спиртными напитками тогда была запрещена.

- Если до фронта дойдут слухи, что в Кремле пьянствуют, - я сказал Ленину, - это оставит плохое впечатление.

Третьим в нашем разговоре был Сталин.

- А как мы, кавказцы, - он сказал огорченно, - обойдемся без вина?!

- Вот, видите, - присоединился Ленин, - грузины без вина никак не могут".

 

Чем закончилась для Троцкого эта беседа - сами знаете.

 

И хотя отрывочные цитаты, хаотично расставленные здесь, могут пробудить нездоровый интерес к более глубокому и предметному изучению затронутой темы, нельзя не признать, что классики марксизма-ленинизма вообще-то более или менее знали свою норму.

 

Не будем ханжами - большинство из нас хоть раз пережило это муторное состояние, которое одни называют абстиненцией, другие - синдромом второго дня, а третьи - так и вообще похмельем.

 

Будем справедливы: похмелье не только закономерная, но и справедливая кара. За удовольствие, увы, всегда приходится платить.

 

Три рецепта от Аркадия Матвеевича Спички, с которым мы пересеклись в ленинградской молодежной газете "Смена" в 1975 году. Воскресные фельетоны Спички и мои субботние комиксы могли стать основой забавной книжки с картинками, которую, как тогда казалось, с нетерпением ждет все читающее население...

 

Рецепт первый - "Аустер 1":

 

Широкую рюмку ополаскивают несколькими каплями растительного масла так, чтобы на внутренней поверхности рюмки осталась тонкая масляная пленка. Выпускают в рюмку один сырой яичный желток, добавляют столовую ложку джина и посыпают черным и красным перцем (молотым, разумеется). У каждого из перцев наличествует свой собственный алкалоид, которые по-своему действует на нервную систему. Пить одним глотком.

 

Рецепт второй - "Аустер 2":

 

Так же, как в первом случае, покрываем маслом внутреннюю поверхность рюмки, затем туда помещаем две чайные ложки острого томатного соуса и один сырой яичный желток, посыпаем солью и обоими перцами, добавляем десертную ложку перцовки и пару капель лимонного сока. Кстати: если эту смесь не сильно солить  и перчить, а также добавить немного коньяку, то получится острая и сильно возбуждающая аппетит штука.

 

Рецепт третий - "Аустер зверский":

 

Смесь эта и впрямь негуманна, но зато действует безотказно (кроме клинических, естественно, случаев).

В подготовленную указанным выше способом рюмку вливается "полтинник" водки, выпускается один желток, добавляются щепотка соли и по трети чайной ложки красного и черного перца, размешивается - и с Богом!

 

 

 
 

 

 

 

 

 

 

Хуан Бас

Трактат о похмелье

 

Посвящаю эту сумбурную книгу всем мужчинам, женщинам, детям, животным, растениям, городским транспортным средствам, зданиям и коммуникациям, натерпевшимся от моего похмелья. С большим стыдом,

с искренней благодарностью и состраданием...
 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

Hosted by uCoz