ЖИВОПИСНЫЕ ИСТОРИИ - 3

история 40(144)

 

 

 

 

 

Вдоль берега


 

 


И глаз, привыкший к уменьшенью тел
на расстоянии,

иной предел здесь обретает...
 

И.Бродский
 

 


 

Еще Осип Мандельштам писал, что в эти прибрежные места приезжали из Петербурга в начале века, чтобы додумать то, что не удавалось додумать в Петербурге. Они хороши для созерцания, воспоминаний, вглядывания в себя.

 

Способствует ли этому суровая лаконичность пейзажа с его волнистой линией дюн, вертикалями сосен и странной переменчивостью залива и нёба, но еще в начале XX века склонные к творчеству люди чувствовали "тяжелый зов Севера" и приезжали сюда за вдохновеньем...

 

"В 1968 году вместе со своим другом и соавтором Тарковский поехал в Дом творчества "Репино" писать сценарий будущего фильма "Зеркало". Это было как бы прощание с прежней жизнью. Первый вариант сценария назывался "Белый, белый день" (одно из стихотворений Арсения Тарковского). В нем яснее угадывались следы пережитого... Впоследствии из фильма он многое убрал, оставшееся запрятал вглубь... Странствиями по своим духовным путям он сумел разбудить миры, лежащие глубоко внутри каждого из нас, открыл нам их и показал, что они так же реальны, как окружающая нас действительность", - вспоминает Ирма Рауш, первая жена Андрея Тарковского.

 

"В самом начале 1968 года мы взяли две путевки на два месяца в Дом творчества кинематографистов "Репино". Первый месяц мы занимались чем угодно, общались с разными людьми, но только не писали. Потом друзья разъехались, мы остались вдвоем. Была ранняя весна, в феврале пошла капель, солнце такое, что можно было открывать окна... С самого утра Андрей приходил ко мне в номер, мы обговаривали эпизоды. Это было какое-то вулканическое извержение идей, образов", - вспоминает Александр Мишарин, соавтор Тарковского.

 

Андрей Тарковский завершал в жизни в это время важный для себя период. Он уходил от жены, вспоминал о детстве, о непростых отношениях с матерью и отцом, когда-то покинувшим семью и этим нанесшим травму маленькому сыну. Он подводил какие-то итоги, понимал, что невольно повторяет путь отца, его вину. С отцом Андрей Тарковский всю жизнь имел внутреннюю духовную связь, стихи Арсения Тарковского он будет постоянное вводить в свои фильмы, каким-то образом через них объясняя себя.

 

Тема памяти как зеркала, собирание "осколков в единое целое", по выражению Тарковского, - путь человека через время на пределе искренности. "Все эпизоды имели место в моей жизни, в жизни нашей семьи. Все до одного",- писал он.
 

Тарковский побывает на побережье и позже, в письме к Григорию Козинцеву, который помог в выходе на экран "Андрея Рублева", он пишет о "Комарове, где холодно, зато сосны очень красивы", а композитор Олег Каравайчук рассказывал о том, что Тарковский снимал в Комарове дачу на Привокзальной улице в период съемок "Соляриса" - фильма об Океане как некой субстанции, которая способна материализовать мысли, тайные желания, воспоминания человека, его чувство вины. Океан как бы вытаскивает из подсознания героя нечто, что не дает успокоиться его совести.
 

Можно только догадываться о какой-то мистической связи с этими местами, способными, как Зона у братьев Стругацких, возвращать человеку самого себя. Не странно ли, что когда через тринадцать лет уже в Швеции он будет снимать свой последний фильм "Жертвоприношение" и искать "русскую натуру" для съемок, то найдет он ее на шведском острове Готланд, столь схожем с побережьем Финского залива. То, что этот странный пейзаж побережья вошел в сны Тарковского, очевидно.
 

Тема пограничного пространства, рубежа земли и воды всегда воспринималась в культуре как особая зона.

 

Итальянская исследовательница Р.Казари пишет: "Берег моря  - граница, зона контакта, место встречи, но одновременно, как все границы, место опасное. На берегу, лицом к морю, которое всегда символизирует свободу, возникают желания, стремление к чему-то, к пересечению всякой границы". Состояние "на краю" - пространства, времени жизни - всегда свойственно большим художникам.

 

Прибрежная полоса, еще не земля, но уже не вода -область хаоса, место возможных метаморфоз, зона власти античного Протея, коварного божества, склонного морочить наблюдателя, меняя обличья. Но зона хаоса как первооснова содержит в себе творческий импульс, который считывается на подсознательном уровне, подталкивая к постановке вечных вопросов, к необходимости делать выбор.
 

И поэтому художнику нет необходимости улетать на некую иную планету в своей фантазии - достаточно выйти на берег залива. Братья Стругацкие так и поступили. В феврале 1970 года, поселившись в Доме творчества писателей в Комарове, они, гуляя по заснеженным улочкам поселка, задумали повесть "Пикник на обочине". Надо полагать, само место подсказало им идею "Зоны", куда сталкер ведет писателя и ученого-физика. Эта повесть ныне известна во всем мире.

 

Идя вслед за идеей Станислава Лема, Стругацкие здесь, на Земле, нашли свою аномальную зону, которой свойственно, как зеркалу, возвращать людям самих себя в их истинном значении. Не так ли поступает с нами и жизнь?
 

Повестью заинтересовался Андрей Тарковский. Он предложил братьям Стругацким поставить фильм и написать для этого сценарий. Он и был написан (в нескольких вариантах, один из которых назывался выразительно - "Машина желаний"). Работа была сложной, но авторы решили, что раз они имеют дело с гением, то будут покорны его воле.

 

Фильм был снят. При проявке лента была загублена. Огромная работа прошла впустую. Вся съемочная группа была в шоке. Тарковский решает делать фильм снова. Но требует от авторов сценария изменить образ главного героя: вместо агрессивного типа, отправляющего на верную смерть невинного человека, должен появиться другой - "что-то наподобие Христа", говорит Тарковский. Так появляется ныне знаменитый Сталкер Кайдановского, почти юродивый, человек служения, который ведет в Зону бескорыстно, ради потребности - дать людям шанс исполнить свои мечты. Фильм был отснят и обрел мировую известность, навсегда войдя в классику кинематографа.

 

Этот переворот в образе, который сделал по наитию Тарковский, удивителен и вместе кажется таким верным! Чем-то, может быть, он соответствует пути самого режиссера после исповедального "Зеркала". "Пейзаж души после исповеди" - так критик М.Туровская назвала атмосферу "Сталкера". Так идея, возникшая здесь, на побережье, после многократной трансформации, обрела завершение в картине, ознаменовавшей творчество "позднего" Тарковского, выходившего к откровениям своих последних картин.

 

И здесь, и после в ткани фильмов Тарковского будет звучать голос стихов его отца - Арсения Тарковского, подчеркивая неразрывную связь, ту преемственность переходящих "из рода в род" традиций...

 

 

Вдоль берега

 

 

Технология 52-го кадра. Живописные истории - каждую субботу - 52 раза в году. Занимательное субботнее чтение для всей семьи с картинками и роялем в кустах.

 

- ГЛАВНАЯ - ЭКСКУРСИЯ - ГАРАНТИИ - ГОРОСКОП - РАКУРС - НЕ БОЛТАЙТЕ ЧЕПУХОЙ -

Рейтинг@Mail.ru

Hosted by uCoz