ЖИВОПИСНЫЕ ИСТОРИИ - 3

история 24(128)

 

 

 

 

 

Улица Севастьянова

 

 

Это случилось в ночь с 4 на 5 ноября 1941 года. Над Ленинградом шел воздушный бой. Летчик-истребитель Алексей Севастьянов вступил в поединок с фашистским бомбардировщиком.
 

Враг оказался хитрым и ловким. Отстреливаясь, он метался из стороны в сторону, чтобы увильнуть от атак  истребителя. Вражескому самолету удалось выскользнуть из яркого луча прожектора. Только по синеватым огонькам, вырывавшимся из выхлопных патрубков бомбардировщика, Севастьянов сумел отыскать врага в пучине ночного неба.
 

Летчик нажал гашетку - пулеметы молчали. Кончились патроны. Алексей почувствовал, как его обдало жаром.
"Теперь уйдет", - со страхом подумал он. Еще и еще нажимал он на гашетку. Пулеметы по-прежнему молчали. Нет, ни за что нельзя упускать врага. Ни за что! Выход один - таран.
 

Севастьянов до отказа двинул вперед сектор газа. Он уже не слышал ни гуденья, ни воя мотора, только звенящий свист, вот-вот готовый оборваться, стоял в ушах. Расстояние между двумя самолетами стремительно сокращалось. Толкнув от себя ручку управления, Алексей невольно зажмурился...
 

Какой силы был этот удар, можно судить по тому, куда расшвыряло людей и обломки самолетов. Обломки протараненного "Хейнкеля-111" упали в районе Таврического сада. Спасшийся на парашюте пилот вражеского бомбардировщика был задержан на улице Маяковского. Несколько кусков севастьяновского истребителя найдены неподалеку, на Басковом переулке. А сам Севастьянов очутился в нескольких километрах отсюда на территории завода имени Ленина, что за Невской заставой...
 

Скоро советский летчик, совершивший ночной таран, встретился с фашистом, сбитым над Ленинградом.
 

- Любуйся, — сказал Севастьянову генерал, кивнув в сторону немецкого летчика. - Над всей Европой летал. Больше двадцати раз бомбил Лондон. Теперь вот к нам пожаловал, а ты его так недружелюбно встретил.

 

Генерал раскатисто засмеялся, потом повернулся к переводчику:
 

- Скажите немцу, что это и есть тот самый летчик, который сбил его таким необычным приемом.
 

Выслушав переводчика, немецкий летчик медленно встал. Что-то сказав, он протянул Севастьянову руку.
 

- Он говорит, что уважает храбрых ассов, - пояснил переводчик.
 

Севастьянов не двинулся с места.
 

- Поневоле будешь уважать, когда заставили, - улыбнулся Алексей. - Скажите ему, что я не асс, а обыкновенный летчик, младший лейтенант. Скажите еще, что, по правде говоря, встрече с ним я рад. Рад потому, что теперь ему не придется бомбить ни Ленинград, ни Лондон.
 

Севастьянов спас ленинградцев не только от бомб сбитого им "Хейнкеля". Пленный летчик рассказал о готовящемся большом налете. Гитлер назначил этот налет на праздничный день 7 ноября. Но налет не состоялся. В канун Октябрьских праздников советские летчики внезапным ударом разгромили вражескую авиацию, собранную для нападения на Ленинград.
 

За свой подвиг Алексей Севастьянов получил звание Героя Советского Союза, а уже после войны одна из новых улиц была названа его именем...

 

 

 

 

Технология 52-го кадра. Живописные истории - каждую субботу - 52 раза в году. Занимательное субботнее чтение для всей семьи с картинками и роялем в кустах.

 

- ГЛАВНАЯ - ЭКСКУРСИЯ - ГАРАНТИИ - ГАЛЕРЕЯ ССЫЛОК - ГОРОСКОП - РАКУРС -

Рейтинг@Mail.ru

Hosted by uCoz